На презентации в Женеве, ровно год назад, корейцы прозвали эту машину «жидкой скульптурой», за её стиль. В чём-то они правы.